Немного стихов. Наших. О музыке.

1                    Менеджер культуры

Эх, теперь уже не верится, но когда-то я закончил институт как менеджер, причем не просто менеджер, а МЕНЕДЖЕР КУЛЬТУРЫ! На радостях по поводу диплома и был написан этот «шедевр»!

Здесь наконец-то все пути сошлись.
Все сущности моей натуры.
Карьера вдруг стрелой взметнулась ввысь!
Не просто менеджер, а менеджер КУЛЬТУРЫ!!!

Скрипач обязан сам смычком водить,
Ваятель лепит сам скульптуры.
Но должен кто-то и руководить.
Ведь я не деятель, а МЕНЕДЖЕР культуры!

Пускай поэты трепетом души
Изводят сотни тонн макулатуры,
А ты хоть справку верно напиши.
Пускай не Селинжер наш МЕНЕДЖЕР КУЛЬТУРЫ.

В бессмертной опере нам рассказал Бизе
(Все помнят пару тем из увертюры),
Как без Кармен страдает там Хозе.
Так МЕНЕДЖЕР страдает без КУЛЬТУРЫ…

Путь к мастерству не розами покрыт,
Учиться нелегко и умнице, и дуре.
Но если тяжкий труд тебя вдруг устрашит,
Что из тебя за менеджер культуры?

Вперед, студент! Дерзай, грызи гранит
Науки, бизнеса и режиссуры.
Да будет путь твой славою увит!
С приветом П. ШМЫРЁВ, ваш менеджер культуры.

2                    Баллада о рыцарской доле

Павел Шмырев

Давно оттрубили герольды,
Скрылись в тумане веков.
Давно не звучат по Европе
Отзвуки конских подков.
Остались лишь воспоминанья
От рыцарских гордых знамен.
Сегодня поведаю вам я
Историю давних времен.

* * *
«Под знойным Испании небом,
Где девы, как розы, цвели,
Горячие жили мужчины,
И с маврами войны вели.
Два гранда средь них выделялись,
Титаны – меж прочих мужчин.
Друг с другом они не встречались.
Встречаться зачем без причин?

Георг был отважен и важен,
И дивно гитарой владел.
Все девы – в ажиотаже,
Когда серенады он пел.
Бежали пред ним сарацины,
А дамы лежали пред ним,
Но сердце под панцирем стильным
Было как будто стальным.

Доселе не знал пораженья
Ни в битве, ни в нежной любви.
Любил упоенье сраженья,
По локоть во вражьей крови.
А после, чтоб снять напряженье,
Женщин он яро любил,
Бросал потом без сожаленья,
(и… телефон не просил).

Дон Педро — нежнее и чище,
Но менестрель – не бог весть.
И жил он духовною пищей,
(хотя и не прочь был поесть).
С детства носил эспаньолку,
Лихо усы подкрутив!…
Впрочем, все было без толку –
Внешне он не был красив.

Был славен не твердостью духа,
Утехой не был для очей,
Но жаждало женское ухо
Поэзии нежных ночей.
И был тут в своей он стихии –
Словами, как ангел, играл.
Свои посвящал он стихи ей,
И, тепленькой, женщину брал.

Под жарким Испании небом,
На ласку синьоры щедры.
(Туда б на денек только мне бы,
В разгаре весенней поры).

Жила в то далекое время
В Мадриде девица одна.
Изыскана, как диадема,
Красива, умна и модна.
Лучисты и ласковы взгляды,
Точеная тонкая бровь…
Мужчины отдать были рады,
Как доноры, ей свою кровь!

Когда она в залу входила,
Казалось, что месяц зажжен,
Дрожь по рядам проходила,
Мужья забывали про жен…
Многих девичья скосила
Длинная с бантом коса…
Девушка розу носила
В черных, как смоль, волосах.

Идальго сражались за право
Колена пред ней преклонить,
Теряя способности здраво
Шансы свои оценить.
И, чтобы спасти положенье,
Сохраняя пусть хрупкий, но мир,
Родилось на свет предложенье
Рыцарский сделать турнир.

Рыцари стали рапиры,
Копья для боя точить.
Врагов чтобы встретить в турнире.
(А не в сортире «мочить»).
Два наших героя, конечно,
Быть не могли в стороне.
Дрались они бесконечно,
На каждом турнире в стране.

Ристалище полно народу —
Творятся большие дела.
Кони арабской породы
В нетерпенье грызут удила.
В сторонке поют пилигримы,
Их позы и лица мрачны.
Пламенем страсти палимы
Без наслаждений ночных.

* * *

Звучат барабанные трели
Вздох пролетел над толпой.
Рыцари грозно запели —
Не каждый вернется домой.
Взвились фамильные стяги,
Латы и брони блестят.
Не описать на бумаге,
Как кони в атаку летят.

Лучшие дети Испании
Жизни готовы сложить…
Быть первым в любом испытании —
Иначе не стоит и жить!!!

* * *
В ложе высокой красавица
Сидит, ни жива, ни мертва,
Судьба ее в битвах решается.
Поникла ее голова.
Рыцари вечно готовы
Кровь на песок проливать,
А чьи-то невесты и вдовы
Будут ее проклинать.

— Мадонна! — в глазах ее слезы, —
Хватит невинной крови!
Склонилась в молитвенной позе…
— Я просто хотела Любви.
Я просто мечтала о счастье,
Я стала бы верной женой…
И слезы катились на платье…
…Звенели мечи за спиной.

* * *
Тем временем в нашем турнире
Близился все же финал.
Фингалов немало набили,
Всерьез никто не пострадал.
(Женщины вечно умеют
Чувства и краски сгущать),
Не каждый мужчина сумеет
Женщину верно понять.

В финал вышли два кавалера —
Дон Педро и Дон Георг.
Доспехи помяты без меры,
Поломан охотничий рог.
Со шлемов сошла позолота,
Лошади стали хромать…
Но… не отстала охота
Комедию дальше ломать.

Никак только не получалось
Про виды оружья решить.
Для рыцаря значит немало —
Чем лучше соперника бить.
Сначала хотели на копьях,
Но Педро тут встал на дыбы:
— Копье его крепче и толще!
И мне бы… такое же… бы…

Сошлись, к облегченью невесты,
На маленьких хобби своих…
Георг пусть поет свои песни,
Пусть Педро расскажет свой стих.

* * *

Из нежных цветков апельсинных
Принес ей Дон Педро венок,
Из сладостных слов импульсивных
Слагал он журчащий поток.
Слова прихотливою грезой
Смущали девический слух,
И с запахом пурпурной розы
На душу ложились, как пух.

Но в спор тут гитара вступила…
В иной мир она унесла.
В аду она душу губила,
А в светлом Эдеме спасла.
Журчали в ней волны морские,
Струился сквозь струны эфир…
…И грешные краски мирские
Утратил в минуты те мир.

И слушатели онемели…
Никто и помыслить не мог,
Чтоб люди, как боги, сумели,
Пройти за незримый порог,
Где рушатся связи простые,
Где души свободно парят.
Со звездами и со святыми
На равных они говорят…

* * *
А где же невеста? Проспали
Испанку прекрасную вы…
Пока соловьем заливались,
Она ускакала, увы.
Подъехал к ней юноша робкий,
(Еще никого не убил!),
Смущенно щипая бородку,
В мужья ей себя предложил…

Два Дона, забыв о раздоре,
Хоть только что насмерть дрались,
Два слова черкнув на заборе,
С горя пошли, надрались…
Но вот в бутылях стало пусто,
и молвил один: «C’est la vie!
Великая сила искусства —
Ничто перед силой любви…»

3                    Оборванная струна

Когда-то было – Музыкант на скрипке
Божественно играл, но… лопнула струна.
Душевного надрыва
не выдержав, она
Зашлась в беззвучном нервном крике.

Струна, что нас с тобой соединяет,
Так прихотливо свой меняет тон —
То низкий издавая,
бархатистый стон,
А то к вершинам боли воспаряя.

Своею, хрупкою обманчиво, рукой,
Искусно ты колки вращаешь.
То отдалишь меня,
то снова возвращаешь…
Но я ведь и люблю тебя такой.

Так почему ж, настойчиво и жутко,
Картиною оборванной струны
Душа и сердце у меня полны?
Что им дано провидеть чутко?

Шмырев П.В.
четверг, 16 октября 2003 г.

ArtFotki.Ru

Благодарственная

От имени нас всех я Вас благодарю!…
Пусть не сравнить «Свирель» и звезд эстрадных,
Но мы несем свой дар к искусства алтарю…
И то, что принят он, нам искренне отрадно.
Спасибо, Слушатель, что принимаешь нас —
Спасибо всем, кто слушал ли, смотрел ли —
Спасибо, Музыка, что свой волшебный глас
Доверила Весенней ты Свирели…

Немного стихов. Наших. О музыке.: 2 комментария

  1. Кстати, о «рыцарской доле». Об куртуазном отношении к дамам в средние века слышали все, по крайней мере по книгам и фильмам) Но вот касалось это только одной дамы для каждого рыцаря – его Дамы сердца. Всем остальным женщинам, включая жену и служанок, можно было хамить и грубить по полной программе.
    Кодекс почитания дамы сердца родился в XI веке из поэтического трактата древнеримского поэта Овидия “О любви“. К XIII-XIV наличие Дамы сердца для рыцаря становиться просто обязательным и часто совершенно формальным. Потому подобными дамами выбирают женщин постарше, которые уже не ждали бы каких либо активных действий со стороны благородного рыцаря.

    1. Совершенно верно. Источники, куда более достоверные, чем «рыцарские романы», именно так и рассказывают о рыцарях. =0)
      Грубые и малообразованные, младшие сыновья, не имеющие права на наследство, они скитались по странам в поисках очередной войны, чтобы продать свой меч, в мирное время же просто грабили народ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этнические духовые инструменты в классической и популярной музыке